Мир женской души в лирике Ахматовой

Ахматова пишет о себе — о вечном…
М. Цветаева.
Лирика Анны Ахматовой — это исповедь женской души в максимальном ее воплощении. Поэт пишет о чувствах своей лирической героини, ее творчество максимально интимно и, в то же время, оно — энциклопедия женской души во всех ее ипостасях.
В 1912 году вышел первый сборник Ахматовой — «Вечер», где воплотились юношеские романтические ожидания героини. Молодая девушка предчувствует любовь, говорит о ее иллюзиях, несбывшихся надеждах, «изящной печали»:
Задыхаясь, я крикнула:

«Шутка
Все, что было. Уйдешь, я умру».
Улыбнулся спокойно и жутко
И сказал мне: «Не стой на ветру».
Во втором поэтическом сборнике — «Четки», принесшем Ахматовой настоящую известность, образ лирической героини развивается и трансформируется. Уже здесь проявляется многоплановость ахматовской героини — это и девушка, и взрослая женщина, и жена, и мать, и вдова, и сестра. Особенно пристально рассматривает поэт «любовные» женские роли. Лирическая героиня Ахматовой может быть любимой, любовницей, разлучницей, блудницей. Широк и ее «социальный диапазон»: странница, староверка, крестьянка
и т. д.
Думается, что такая «разветвленность» героини связана с желанием поэта раскрыть не столько индивидуальность, сколько общую женскую психологию. Поэтому можно сказать, что для женских образов Ахматовой характерна вневременная «всеобщность чувств и поступков»:
Сколько просьб у любимой всегда!
У разлюбленной просьб не бывает.
Как я рада, что нынче вода
Под бесцветным ледком замирает.
События первой мировой войны и революций изменяют тональность ахматовской лирики, добавляют новые штрихи к образу ее лирической героини. Теперь она не только частное лицо, живущее личными радостями и горестями, но и человек, сопричастный судьбам страны, народа, истории. В сборнике «Белая стая» усиливаются мотивы трагического предчувствия героиней горькой участи целого поколения русских людей:
Думали: нищие мы, нету у нас ничего,
А как стали одно за другим терять,
Так что сделался каждый день
Поминальным днем —
Начали песни слагать о великой щедрости Божьей
Да о нашем бывшем богатстве.
Ахматова не приняла революцию 1917 года. Ее героиня 1920-ых годов безысходно тоскует по ушедшим, но невозвратимым временам. И оттого еще непригляднее становится настоящее и еще туманнее — будущее всей страны, всей нации:
Все расхищено, предано, продано,
Черной смерти мелькает крыло,
Все голодной тоскою изглодано…
Больше того, Октябрьские события воспринимаются героиней Ахматовой карой за неправедную, грешную жизнь. И пусть сама она не творила зла, но героиня чувствует себя сопричастной к жизни всей страны, всего народа. Поэтому она готова разделить их общую горестную судьбу:
Я — голос ваш, жар вашего дыханья,
Я — отражение вашего лица…
Таким образом, после революции образ любящей женщины в лирике Ахматовой отходит на второй план, вперед же выдвигаются роли патриотки, поэтессы, а еще чуть позже — матери, всей душой болеющей не только за своего ребенка, но и за всех страдающих:
Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, —
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был.
Горе Ахматовой-матери сливается с горем всех матерей и воплощается в общечеловеческую скорбь Божьей Матери:
Магдалина билась и рыдала,
Ученик любимый каменел,
А туда, где молча Мать стояла,
Так никто взглянуть и не посмел.
Таким образом, лирика А. Ахматовой раскрывает все ипостаси женской души. В ранней лирике поэтессы ее героиня — это, прежде всего, любящая женщина во всем многообразии ролей. В более же зрелом творчестве Ахматовой акценты смещаются в сторону роли женщины-матери, патриотки и поэтессы, видящей свой долг в том, чтобы разделить судьбу своего народа и своей родины.



spacer
Мир женской души в лирике Ахматовой