Линии споров между Евгением Базаровым и Павлом Кирсановым (по роману И. С. Тургенева “Отцы и дети”)



Вышедший в свет в 1862 году, роман Тургенева “Отцы и дети” вызвал буквально шквал критических статей. Многие писатели назвали это произведение лучшим романом Тургенева.
Главная проблема, поставленная писателем, уже звучит в названии романа – “Отцы и дети”. Такое название предполагает наличие проблемы поколений, и, кроме того, автор представляет конфликт двух социальных общественных слоев – демократов и аристократов.
Центральное место в романе занимают разногласия и споры молодого нигилиста и либерала Евгения Базарова и зрелого аристократа Павла Петровича Кирсанова.
Эти герои являются полными противоположностями друг другу: у них разное социальное положение, убеждения, внешность. Вот портрет Базарова – “высокого роста в длинном балахоне с кистями”, лицо “длинное и худое с широким лбом, кверху плоским, книзу заостренным носом, большими зеленоватыми глазами и висячими бакенбардами песочного цвету, оно оживлялось спокойной улыбкой и выражало самоуверенность и ум”.
А вот портрет аристократа Кирсанова: “…вошел в гостиную человек среднего роста, одетый в темный английский сьют, модный низенький галстух и лаковые полусапожки… На вид ему было лет сорок пять; его коротко остриженные седые волосы отливали темным блеском, как новое серебро; лицо его, желчное, но без морщин, необыкновенно правильное и чистое, словно выведенное тонким и легким резцом, являло следы красоты замечательной; особенно хороши были светлые, черные, продолговатые глаза”.
С первой же встречи между ними устанавливается взаимная неприязнь. Но если Базаров скорее равнодушен к Кирсанову, избегает общения с ним, то “Павел Петрович всему силами души своей возненавидел его”.
Их разногласия касаются всех сторон жизни. Базаров-реалист, он отрицает искусство, поэзию. А Павел Петрович – романтик, признающий культ Прекрасного. И его, конечно, коробит от базаровских высказываний насчет того, что “порядочный химик в двадцать раз полезнее всякого поэта” или что “Рафаэль гроша медного не стоит”.
Базаров “ко всему относится с критической точки зрения”, “не принимает ни одного принципа на веру, каким бы уважением ни был окружен этот принцип”. Этот герой – нигилист, он принимает только то, что полезно: “Мне скажут дело – я соглашусь. В теперешнее время полезнее всего отрицание – мы отрицаем”.
По мнению Павла Петровича, нигилисты попросту ничего не признают и ничего не уважают, они только все отвергают. От этого нет никакого проку.
Отношение к народу у Евгения Базарова и Павла Петровича тоже абсолютно разное. Павлу Петровичу религиозность народа кажется ценной чертой, умиляет его. Базарову же это качество ненавистно: “Народ полагает, что, когда гром гремит, это Илья-пророк в колеснице по небу разъезжает. Что ж? Мне согласиться с ним?”. Павел Петрович твердо убежден: “Народ не может жить без веры”. На что Базаров говорит, что “грубейшее суеверие его душит”.
Совершенно различны взгляды этих героев на проблемы государственного устройства. Павел Петрович провозглашает, что аристократизм – важнейший “принсип, а без принсипов жить в наше время могут одни безнравственные или пустые люди”. Право на ведущее положение в обществе аристократы завоевали не происхождением, а нравственными достоинствами и делами (аристократия дала свободу Англии и поддерживает ее, утверждает герой).
Базаров пренебрежительно называет подобных людей “аристократишко”. Он, сын небогатого военного врача, с детства приученный к труду, а не к праздности, кончивший университет, увлекающийся естественными науками, опытным знанием, признает пользу только от практической деятельности, а не от происхождения.
По-моему, в спорах Базарова и Кирсанова полной победы не одерживает никто. Их мнения абсолютно противоположны и слишком категоричны. Больше симпатии вызывает Базаров как человек нового поколения, которое пришло на смену “отцам”, не способным решить основные проблемы эпохи.


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (No Ratings Yet)
Loading...
    spacer
    Линии споров между Евгением Базаровым и Павлом Кирсановым (по роману И. С. Тургенева “Отцы и дети”)