Краткое содержание Дюжина ножей в спину революции Аверченко А. Т

Предисловие
Здесь автор обосновывает мысль, что революция, это не ребенок, которого нужно защищать. Это молния, но мы же не будем защищать молнию, выходя на поле во время грозы! Автору революция представляется мужиком, который в любой момент выскочит из подворотни, подставит нож к горлу и снимет с вас пальто. Именно в такую революцию и надо воткнуть дюжину ножей.
Фокус великого кино
Автор, словно режиссер, приказывает некоему Митьке крутить пленку назад, и перед нами открываются исторические картины: из мертвых людей выскакивают пули

и возвращаются в дула пистолетов, идут вспять поезда, Ленин покидает Россию, Распутин уезжает в Тюмень и т. д. Автор просит остановить пленку на манифесте 17 октября, данного Николаем II, времени, когда все люди были поистине счастливы.
Поэма о голодном человеке
В одном доме каждый вечер собираются люди и читают доклады о вкусной еде, которую они когда-то заказывали в ресторанах, еще до революции. Все они голодны, питаются ужасным хлебом и с упоением, иногда переходящим в истерику, жадно слушают доклады.
Трава, примятая сапогом
Рассказчик общается с девочкой, которая не по годам умна и рассуждает на разные политические
и военные темы. Ее родители до революции были богаты, а теперь мать очень больна из-за недостатка витаминов в пище. Девочка проявляет себя и как ребенок: просит достать ей котенка. “По зеленой молодой травке ходят хамы в огромных тяжелых сапожищах, подбитых гвоздями. Пройдут по ней, примнут ее. Прошли – полежал, полежал примятый, полураздавленный стебелек, пригрел его луч солнца, и опять он приподнялся и под теплым дыханием дружеского ветерка шелестит о своем, о малом, о вечном.”
Чертово колесо
Автор рассуждает о том, что такое Луна-парк. Он считает, что здесь может быть весело только дуракам, а он сюда приходит, чтобы на них посмотреть. Приглядывается он к революции и представляет ее в виде Луна-парка. На аттракционе “Веселая кухня”, где дураки разбивают шарами посуду, он видит русских чиновников, которых подзуживают иностанцы, а тарелки-это правосудие, образование, наука и т. д. В “Веселой бочке”, где дураки катаются с горки, Аверченко представляет семью, которая стукаясь о разные препятствия постепенно теряет все: “Бац о тумбу – из вагона ребенок вылетел, бац о другую – самого петлюровцы выбросили, трах о третью – махновцы чемодан отняли”. На чертовом колесе хозяйничает Керенский, призывая всем кататься, но колесо набирает ход, и людей скидывает на тротуар. Следующими хозяевами колеса объявляют себя Ленин и Троцкий, и все начинается заново.
Черты из жизни рабочего Пантелея Грымзина
Пантелей получает жалованье за день, 2,5 рубля, покупает себе пива, ветчины, шпрот, у сапожника заказывает подметки…вот и все деньги разошлись. И во время ужина думает, как же хорошо тем, кто пьет ликеры и ананасы с рябчиками жует. Но вот проходит революция. Теперь он получает за день 2700 р. , отдает сапожнику за подметки 2300, покупает фунт полубелого хлеба, бутылку ситро. За ужином думает, как же хорошо живется тем, кто пиво пьет, да шпроты с ветчиной ест. “Почему одним все, другим – ничего?..”
Новая русская сказка
Хватит рассказывать сказку-ложь про Красную шапочку! Давайте раскроем правду: “У одного отца было три сына: до первых двух нам нет дела, а младший был дурак. Состояние его умственных способностей видно из того, что когда у него родилась и подросла дочь – он подарил ей красную шапочку”. И вот однажды позвала дуракова жена дочку и велела ей отнести бабушке “горшочек маслица, лепешечку да штоф вина: может, старуха наклюкается, протянет ноги, а мы тогда все ее животишки и достатки заберем”.
“Я, конечно, пойду”, – отвечает Красная Шапочка. – “Но только, чтобы идти не больше восьмичасового рабочего дня. А насчет бабушки-это мысль.”
Так пошла она, а навстречу ей заграничный мальчик Лев Троцкий. Он взял все, что несла Шапочка и предложил свалить пропажу на Серого волка. У бабушки Шапка взяла козленка погулять, и тут опять этот мальчик, предложил его съесть, а вину опять на волка переложить. В итоге мальчик предложил убить бабушку и самим жить в ее доме, с чем Шапка с удовольствием согласилась. Серый волк прослышал, что на него столько повесили и пошел разбираться. “Съел заграничного мальчика, сбил лапой с головы глупой девчонки красную шапочку, и, вообще, навел Серый такой порядок, что снова в лесу стало жить хорошо и привольно. Кстати, в прежнюю старую сказку, в самый конец, впутался какой-то охотник. В новой сказке – к черту охотника. Много вас тут, охотников, найдется к самому концу приходить…”
Короли у себя дома
Автор раскрывает жизнь коронованных особ. Ленин – жена, Троцкий – муж. Они скандалят, перекладывают обязанности друг на друга, Ленин жалуется, что повелся на уговоры мужа и приехал в Россию. Решают общегосударственные вопросы в спорах и дрязгах. “Вот как просто живут коронованные особы. Горностай да порфира – это на людях, а у себя в семье, когда муж до слез обидит, – можно и в затрапезный шейный платок высморкаться.”
Усадьба и городская квартира
Автор размышляет над тем, как хорошо жили старые хозяева в усадьбах, еды всегда было видимо-невидимо, гостеприимные были. А потом пошел клич: “Грабь награбленное”, все разворовали, новые хозяева переселились в облезлые квартиры, да и живут так, по-собачьему, не убираясь, а только мусоря.
Хлебушко
“У главного подъезда монументального здания было большое скопление карет и автомобилей”. Подошла к швейцару женщина, попросила разрешения постоять, полюбоваться на разных особ, а звали ее Россия. Эти особы мимо проходят, а англичанин зантересовался, не прячет ли она бомбу у себя в котомке. Подошел, поговорил, обещал помочь. И побрела она восвояси, с надеждой на скорую помощь.
Эволюция русской книги
В форме диалогов описывается несколько этапов. Первый (1916 г.): много книг, огромный выбор. Второй (1920 г.): книг немного, берите те, что есть. Третий: кто-то нашел книгу, завалявшуюся аж с 1917 г., решили ее поделить на 4 части и продать. Четвертый: известный чтец читает Пушкина наизусть за деньги, а другие удивляются, как это вообще возможно-выучить наизусть. Пятый: читают уже только вывески, и тех недостает. Шестой: ходил один гражданин на виселицы смотреть, чтобы почитать, т. к. одна виселица на букву “Г” похожа, другая-на “И”.
Русский в Европах
Общаются иностранцы между собой, хвалят друг друга. Среди них оказывается русский. Кто-то начинает его жалеть, кто-то боится, как бы он их не ограбил или бомбу не бросил, начинают у него интересоваться, что же такое взятка, вправду ли ели в Москве собак и крыс, “совнарком и совнархоз опасные болезни?” и т. д. А он говорит, что душа горит, нужно выпить, а потом начинает всех иностранцев поносить. В итоге приносят счет: “Русский человек за всех должен платить! Получите сполна”.
Осколки разбитого вдребезги
Сидят на берегу двое: один бывший сенатор Петербурга, ныне грузчик, другой-бывший директор завода, теперь приказчик комиссионного магазина. Рассуждают о том, как раньше хорошо было, вспоминают много дорогих для них вещей: театры, книги, оперы. Рядом с ними два восточных человека. Рассуждают о прелестях современной жизни, прислушиваются к разговору первых двух и не понимают, о чем те говорят. Тут подходят билетеры, предлагают купить билет, чтобы посидеть на этой набережной. Первые два старика уходят, не желая приобретать дорогие билеты. “За что они Россию так?”



spacer
Краткое содержание Дюжина ножей в спину революции Аверченко А. Т